Сберегатели всех стран - объединяйтесь!
Рубрики

От редактора

Тема номера

Новости кредитной кооперации

Кредитная кооперация зарубежья

Наши люди

Актуальный разговор

Мировая экономика

Россия и мировое сообщество

Экономика России

События и комментарии

Финансовая закулиса

Сотрудничество

Финансовый ликбез

Деньги

Твоя история

Ваши отзывы

Читательский клуб

Рекомендуем

Потребкооперация России

Постскриптум

Философия жизни

Грамота в регионах

«Грамотное предложение» — ПЕРМЬ

Партнеры
Западно-Уральский сберегательный союз
Кредитное потребительское общество "ОБЕРЕГЪ"
Лига кредитных союзов России
Фото
Словарь
Библиотека
Главная / Статьи / Тема номера /

Статья за 30 декабря 2008 года

январьфевральмартапрельмайиюньиюльавгустсентябрьоктябрьноябрьдекабрь2009
январьфевральмартапрельмайиюньиюльавгустсентябрьоктябрьноябрьдекабрь2008
Как правильно Обществу «ОБЕРЕГЪ» надежно выжить в кризис

Современный глобальный кризис, начавшись с проблем в финансах, превратился уже в общеэкономический. Причиной тому мне видятся заурядные человеческие качества — жадность и лень. Одни люди, имея на то власть, рисовали все большее количество фантиков, называя их деньгами, и раздавали в кредит всякому. Другие — устремились не зарабатывать доход, но получить выигрыш. Кто — на финансовой бирже, кто — на иных рисковых вложениях. Основными новостями стали: «Рост», «Падение», «Боковой тренд». Людей, продолжавших заниматься производительным трудом, выставили на посмешище! Трудиться стало просто не модным, более того — неэффективным.

Во множестве возникли компании финансового посредничества. Если в Советском Союзе было всего два банка: «Гос» и «Строй», плюс подобная им Сберкасса, то в России — таковых более тысячи двухсот. А многие утверждали, что и этого мало! Появились дополнительно около двух с половиной тысяч мини квазибанков в лице кредитных кооперативов и им подобных микрофинансовых организаций (МФО). Причем, теперь мне уже это не кажется, как прежде, странным — почти все первые из них родились по инициативе и с помощью иностранных инвесторов.

Объединения множеств таких МФО возникли от прямого финансирования из-за рубежа. На средства Фонда Сороса в 2003 году возродилась прежде от безденежья умершая «Лига кредитных союзов» (ЛКС) г. Москва. Она и ныне существует наполовину, по крайней мере, от доходов по использованию полученных тогда средств. На деньги Канадского движения «Дежарден» до сентября 2008 года безбедно существовал «Национальный Союз Некоммерческих организаций Финансовой Взаимопомощи» (НС НОФВ) г. Ростов-на-Дону. На средства европейского проекта «ТАСИС» проводятся многочисленные семинары и просветительные поездки.

Знаменитый на всю страну «Российский Микрофинансовый Центр» (РМЦ) лишь с 2005 года перестал на своих красочных буклетах и всей прочей упаковке иметь метку «Made in Oklahoma». Абсолютно все его программы и конференции организованы под флагом «CitiGroup». Премии на всяких конкурсах среди МФО и их работников раздает всегда именно эта корпорация (ее фонд). Высшее руководство «РМЦ» большую часть рабочего времени говорит по-английски.

А прочтите резолюцию последней, организованной РМЦ Седьмой «Конференции МФО», с помпой прошедшей 19–21 ноября 2008 года в г. Санкт-Петербург! Первый пункт — свои действия «одобряем», остальные 17 — «обратиться к власти»! А что же сами-то участники не объединяют усилия, ведь, на то она и кооперация? Скоро представительство «РМЦ» появится и в Перми…

Спрашивается, зачем экономике столько финансовых посредников? Ответ из разумных, на мой взгляд, единственный — чтобы приучать людей зависеть от кредита! Финансовым воротилам нужны «кредитоманы». Куда-то же надо сбывать вновь эмитируемую валюту!

Абсолютное большинство организаций финансового посредничества возглавляется директорами. То есть людьми, получающими зарплату от присутствия на рабочем месте. Им предложили зарубежные стартовые деньги и технологии кредитного микро-бизнеса, так чего же не «поработать»? А как будет называться дело — кредитным кооперативом, союзом ли - уже и не важно. Члены Ассоциаций таких организаций почти строго разделились по источникам финансирования.

В кавычки слово работа я взял неспроста. Цель всякой производительной деятельности — из вложенной в начало процесса единицы, извлечь своим умением превышающий единицу результат. Не зря же крестьяне меряют урожай: «сам-три, сам-четыре» и большим числом раз. Слово «прибыль» — самое что ни на есть русское мерило успешного труда.

Но почему-то на всех собраниях, форумах, ассамблеях кредитных кооперативов — этот термин фактически запрещен к использованию? Практически все сообщество праведно негодовало, когда я осмеливался его произносить. «Нет!» — заявляют, — «Наша цель финансовая взаимопомощь! У одних членов кооператива средства принимаем — другим их вручаем!» Классическое определение финпосредничества, ни добавить, ни убавить.

Как и для чего создавался «Оберегъ»

В далеком уже 1989 году для поддержки высокорентабельных тогда перепродаж запасов социалистических товаров на капиталистическом рынке, нам, молодым предпринимателям просто не хватало оборотных средств. Начали привлекать со стороны. Так и зародилось дело негласного товарищества взаимокредитования. В начале 2000-х годов возникла насущная потребность эту деятельность упорядочить в строгую систему с гарантиями возвратности денег выданных в займы. Начали приискивать организационно-правовую форму — приглянулся закон о кредитных кооперативах. Только в марте 2003 года не спеша, зарегистрировали устав КПКГ «Оберегъ». Долго наводили порядок с документацией. К концу года, стройную систему отношений, созданную для себя, предложили к публичному пользованию. Неожиданно для учредителей, на услуги кооператива возник немалый спрос. Размер дела начал бурно расти. Обслуживанием увеличения масштаба только и успевали заниматься.

Лишь к концу 2004 года обнаружили, что по стране существуют уже немало подобных организаций. Тридцатого ноября 2004 года я впервые побывал на Конференции «ЛКС» в Москве. За прошедшие с того времени годы ни разу и ничем нас не удивили коллеги из прочих регионов страны. Потому я и прекратил на всякие собрания ездить. Зато на наш «Оберегъ» они дивились! Дошло до того, что в Рождественские каникулы 2006 года к нам неофициально приехала целая делегация с разных концов страны. Вот на таких парадных и неформальных встречах со временем и проявились наши принципиальные разногласия. Я заявлял, что всякое дело, если оно правильно организовано — обязано быть успешным, т. е. прибыльным! А мне оппоненты заявляли, что наше дело — особое, прибыль не нужна — главное чтобы процесс шел.

Быстрый рост нашего дела требовал его постоянного преобразования. В 2005 году уже работали четыре «Оберега»: сам прародитель, «Оберегъ-Закамск», «Оберегъ- Громовский», «Оберегъ-Центр». Руководители одни, а контор несколько. Попытались для лучшей управляемости объединиться в Ассоциацию «ЗУСС». Эффекта не дало.

В 2006 году — преобразовались в ПО «КПО „Оберегъ“ и три кооператива слились в единую организацию. Только в 2007 году начали налаживать подобие научного планирования в управлении. В 2008 год впервые вошли, имея план годового бюджета доходов и расходов (БДР), и бюджет движения денежных средств (БДДС). Убежден, мало у кого из российских аналогов „Оберега“ такие планы вообще на бумаге существуют!

Высшая цель всякого, подчеркиваю, правильно налаженного дела — устойчивое саморазвитие. Достигается такое инвестированием в этот процесс собственных доходов, т. е. прибыли Общества. Как же без нее можно укрепляться и расти? Говоря на языке предпринимательства, измеряется такая эволюция ростом стоимости собственного имущества. У бизнесменов — это капитализация, рост курсовой стоимости акций. У нашего потребительского общества изначальный БДР-2008 предполагал увеличение стоимости паев на 35%. Но уже к средине 2008 года планы потребовалось пересмотреть в сторону повышения. Графики фактов указывали, что наша прибыль сумеет прирастить паевой фонд более чем на 100% за год. В конце весны 2008 года Российские фондовые рынки трубили о новых высоких достижениях котировок акций. Нас воодушевляли финансовые результаты Общества. Поэтому на вторую половину 2008 года БДР был пересмотрен в сторону существенного увеличения показателей!

Как и почему остановился «Оберегъ»

Однако другие показатели обязаны были бы нас насторожить. Денежный поток Общества (БДДС) сужался! Вместе с началом кризиса еще осенью 2007 года все это мы видели на экране, где рассматривали таблицы своих еженедельных итогов на заседаниях Правления. Но авторитет Общества позволял с этим бороться привлечением новых вложений в него. Вселяла уверенность активизация производственных предприятий, принадлежавших Обществу. Летом 2008 года они достигли максимума своей производительности. Банки сами предлагали подкреплять их новыми кредитами вплоть до самого конца лета. Казалось, еще немного и перелом в кризисе неминуем. Россия заживет. Вот тут мы и окажемся на коне!

Но уже в первый месяц осени 2008 года практически в одночасье остановилось всё. Комбанки не то что новые, но и в продлении имевшихся кредитов отказали. Спрос на щебень — «хлеб строительства» упал вдвое, а за деньги его купила лишь треть заказчиков. От заемщиков вместо денег мы стали массово получать их имущественные залоги. А вкладчики Общества валом хлынули к кассе изымать свои вложения. Денежный Резервный фонд Общества исчерпался мгновенно…

Пытаясь понять глубинные причины такого обстоятельства, начинаешь больше внимания обращать на не самые громкие и не телевизионные новости. Например, на сайте Центробанка: «Департамент внешних и общественных связей Банка России сообщает, что объем денежной базы в узком определении на 10 ноября 2008 года составил 4416,5 млрд. рублей против 4540,3 млрд. рублей на 27 октября 2008 года.

Денежная база в узком определении включает выпущенные в обращение Банком России наличные деньги (с учетом остатков средств в кассах кредитных организаций) и остатки на счетах обязательных резервов по привлеченным кредитными организациями средствам в национальной валюте, депонируемых в Банке России».

А далее: «на 17 ноября 2008 года составил 4409,7 млрд. рублей против 4416,6 млрд. рублей на 10 ноября 2008 года» «На 24 ноября 2008 года — составил 4361,3 млрд. рублей против 4409,7 млрд. рублей на 17 ноября 2008 года».

Другие известия о деньгах: «Денежная масса в России без учета валютных депозитов за октябрь сократилась на 5,9%».

«Каждый проданный из резервов ЦБ доллар означает то, что из денежных агрегатов РФ утекает более 27  рублей»,- говорит экономист. Более того, по оценкам господина Моисеева, объем снижения М2 в октябре полностью соответствует объему валютных интервенций ЦБ на открытом рынке, с целью поддержки курса рубля — $30 млрд.».

По признанию того же г-на Улюкаева, за сентябрь-ноябрь 2008 года чистая продажа валюты Банком России составила $90 млрд. Международные резервы за этот период снизились почти на $125 млрд. (с $574,2 млрд. на 5 сентября до $449,9 млрд. на 21 ноября).

И еще: «По словам Улюкаева, темпы инфляции существенно снижаются относительно прошлого года — началось некоторое кредитное сжатие, существенное снижение денежных показателей, денежной базы и денежной массы…».

Я специально выделил в словах зампреда ЦБ слова об инфляции. Ну, не ведают наши правители, каким еще способом, кроме сжатия денежной массы Родины, они смогут бороться с этим всемирным злом!

Рано или поздно, но нехватка оборотных рублей скажется опустошением кассы всякого предпринимателя. А от них — не далеко и до истощения касс вообще всех финансовых посредников.

За счет кого жили кредитные кооперативы

Базисом деятельности частного кредитного сообщества служат успешные предприниматели. Но не всякие, а преимущественно «теневые». Те из них, кто уже сумели «показать себя на людях» — легко получают недорогие кредиты от банков. Те же, кто этого еще по разным причинам не сделал — идут за займами в кредитные кооперативы.

С одной стороны — это очень эффективные малые бизнесмены, потому-то они и в состоянии платить высокие проценты в кооператив. Но с другой стороны, — это легкоранимая, особо чувствительная к малейшим изменениям внешней среды, прослойка предпринимательства. Появилась нехватка оборотных рублей в стране — они первые на себе это почувствовали! От них кризис обязательно рано или поздно переползет в каждый кооператив.

И нельзя сказать, что наше Общество наделало много ошибок в своей организации труда. Очевидно, ведь, что и маститые профессионалы финансов оказались не готовы к таким переменам — немало известнейших и крупнейших банков рухнуло уже, а многим такое еще предстоит — вскоре убедимся.

Возможно ли было вообще уклониться от влияния такой напасти на нас? Абсолютно — нет. Снизить болезненность — да. Совсем немного нашему «Оберегу» времени не хватило, чтобы завершить перестройку и встретить во всеоружии кризис.

Негодные способы защиты от рисков

Финансовое посредничество одним своим существованием уже обречено на риски невозврата кредитов. Наличие профессионального риск-менеджмента не спасет никого. Не даром рушатся прославленные прежде, лучшие в мире американские банки с почти двухсотлетним опытом работы. Чужая душа ссудополучателя всегда останется потемками, как в нее не вглядывайся и не изучай.

Наше негласное кредитное товарищество все 90-е годы работало исключительно на доверии. Появились невозвраты вследствие банкротств отдельных заемщиков — начали практиковать залоги, создали для этого кооператив.

Наелись затяжных судебных споров за право обратить взыскание на чужое имущество, стали переходить на сделки возвратного лизинга, РЕПО — преобразовались в кредитное потребительское общество. И только-только стали вводить это в повседневную практику — случился кризис.

Возвратный лизинг (РЕПО) позволяет нашему Обществу уже в момент выдачи кредита стать собственником имущества заемщика. Как только он перестает быть аккуратным плательщиком, мы тут же можем продать его актив и компенсировать все свои расходы. Но таких сделок в «Обереге» на сегодня совсем не много. Основная масса имущества заемщиков еще со времен КПКГ находится у нас в залоге. Хуже того. Только-только ссудополучатель начинает испытывать у себя проблемы, так мы его прекращаем видеть. Вместо него мы теперь общаемся с нанятым им, искусным, циничным, беспринципным адвокатом. Судебный спор такие ушлые сутяжники затягивают порой на долгие годы. Цена полученного из рук судебных приставов имущества не всегда покрывает потери Общества.

Еще печальней осознавать, что сегодня потенциальный покупатель всего этого имущества на рынке вымирает как класс. У большинства людей и компаний для приобретения какого-либо нашего имущества — просто нет денег.

Взаимное безрадостное неприятие

Никогда ни я сам, ни наше Общество не желало оказаться в ситуации, каковую мы испытываем сегодня. В нашу кассу поступают самые малые суммы денег. А требующих их от нас — с каждым днем становится все больше. На внеочередном заседании Совета Общества я предложил ввести суровые ограничения на выплаты, причем делать их потребовал на принципах социальной справедливости — только самым нуждающимся, вне зависимости от того, что записано в договорах с клиентами общества. Совет, помявшись, с неохотой, все же, в целом проголосовал «За»!

Что начало происходить далее? Правление стало пытаться формализовать признаки нужды. У кого — «даже жить вовсе не на что», у кого — «смерть в семье», у кого — «операция», пожар и т. д., и т. п. Идеального механизма определения точного адресата помощи не определишь. Знаю, что такой «документальный» подход заставит многих просто «покупать» подобные справки. Чтобы «продать» их нам за живые деньги. Правильно ли это вообще? Следует ли нам провоцировать людей на такие поступки?

Вспоминаются прежние продовольственные карточки, пособия. «По словам историков, в Америке эти карточки появились во время Великой депрессии. Их выдача сопровождалась разными унизительными процедурами — многочасовыми ожиданиями, некорректными опросами, разной перерегистрацией. Принцип был и остается таковым: если ты готов унижаться — значит, у тебя нет выбора, ты - реально нищий человек, и пособие — как раз для тебя».

Дело ли это — так мытарить людей? Нет. Не дано никакой комиссии, будь то государственной или общественной, как сейчас в «Обереге», определять — достоин или нет человек помощи. У каждого из нас свое мировосприятие. Один — даже и без денег на хлеб не горюет, зато кончина его собаки — трагедия для него, готов всем пожертвовать, только бы схоронить друга достойно. Другой — отчаивается, что лимузин утром не сразу завелся, все отдаст, чтобы механик к обеду починил машину. И пусть каждый решает сам — что для него важнее. Один живой рубль сегодня или много их, но послезавтра, а то, глядишь, еще и в этот срок не случится.

Уравнять рубли

Далеко не всякий член Общества «Оберегъ» и ему подобных объединений осознает, что в отношении денег он выступает сразу в нескольких ипостасях одновременно. Минимум в двух — это точно. Вступая в члены Общества, каждый вносит, хотя бы какую-то сумму в его паевой фонд. У нас — это минимальные сто рублей, потому многие об этом забывают и рассматривают как бремя вступительной процедуры. Таким образом, каждого пайщика можно признать инвестором нашего общего дела. В дальнейшем, бухгалтерия следит, как изменяется стоимость пая члена, отражает это в своем учете.

Уплата паевого взноса — обязательное предварительное условие приема лица в члены организации. Решение об этом принимает Совет Общества, в котором я председательствую. Подписанием протокола, фиксирующего факт приема нового члена в Общество, часто мои личные, пусть обычно и опосредованные, отношения с пайщиком и ограничиваются. Основной своей заботой о членах нахожу — на всех заседаниях Совета, касающихся вопросов экономики, неустанно требовать от Правления возведения в высший приоритет нашей деятельности — рост стоимости паёв. Но это к слову.

И вот лицо, став официально членом Общества, далее всегда обращается к его исполнительному органу — Правлению, которое находится здесь на постоянной работе. Одни пайщики предлагают Правлению взять в пользование Общества их накопления, а другие — наоборот, просят дать средства в употребление им. Сотрудники Правления, подобно банковским служащим, совершенно вправе называть таких лиц клиентами. Которые, в свою очередь, подразделятся на заемщиков и вкладчиков. Далее разговор пойдет преимущественно о последних.

Вот и проявились два статуса членов Общества — инвестор и клиент. Так вот и получается, что в деле Общества одновременно работают не менее чем две суммы их денег. В большинстве случаев они несоизмеримы по величинам: пай — в сто рублей, вклад — на миллионы. Но часто случается, что у отдельных пайщиков со временем в обороте остаются только инвестиционные паи, причем также далеко не в малых суммах.

За пять с половиной лет работы «Оберега» я всего несколько месяцев во второй половине 2007 года распоряжался деньгами Общества во время вакансии должности Председателя Правления. Подписав, как Председатель Совета протокол о добровольном выходе лица из членов, я затем подписывал и расходный кассовый ордер как «Вр. И.О. Председателя Правления» на выплату ему пая. Обратил внимание, что за несколько лет сто рублей паевого взноса превратились в почти шестьсот рублей пая. Переспросил у бухгалтеров, те пояснили, что да - верно рассчитали. Да и чему удивляться, в одном только 2008 году согласно нашему БДР паи всех должны будут прирасти вдвое с лишним!

Но, ведь, в Обществе есть пайщики с сотнями тысяч рублей пая. Есть вкладчики с такими же суммами вкладов. Рубли тех и других обязаны иметь равную покупательную способность. Пока это не так.

Лично для меня более дорогими видятся инвестиционные рубли, но многие с этим справедливо не согласятся. Не станем спорить. Но вот не пришла ли пора привести суммы тех и других — в единый учет? Моё, уже не мнение, но глубокое убеждение, что да, пора! И как раз сегодня для этого самое подходящее время. Более того, нахожу это непреложным, обязательным условием, только и дающим надежду на выживание всего Общества «Оберегъ» в условиях кризиса.

Сбалансировать фонды

Во всяком кредитном кооперативе есть не менее двух обязательных учетных фондов. По крайней мере, основными являются: паевой фонд (ПФ) и фонд финансовой взаимопомощи (ФФВ). ПФ - собственные, можно сказать основные средства, имущество Общества, ФФВ — находящиеся в ведении Общества, полученные им в пользование от вкладчиков оборотные средства предприятия (вся сумма которого передана, в свою очередь, пайщикам-заемщикам). Еще недавно ПФ в разы превышал по стоимости ФФВ.

До тех пор, пока заемщики платили Обществу деньгами, ФФВ состоял из них. Но сегодня стало уже обычным для должников передавать вместо денег свои имущественные активы в собственность Общества. Таким образом, невольно средства ФФВ перетекают в ПФ. Причин для изменений способа расчетов от несимпатичного бартера на желательный денежный — в ближайшей перспективе не предвидится никаких.

Но самое неприятное, что обязательства Общества ФФВ неуклонно растут начислением вкладчикам процентов по имеющимся с ними договорам. А стоимость имущества ПФ — неизменно снижается вследствие обеднения экономики страны вообще. Если этот негативный процесс, отражающийся в бухучете не прекратить, то шансов сохранить баланс между фондами не останется никаких!

Необходимо незамедлительно ликвидировать ФФВ и переоформить все вклады в паи!

Пай — это право на долю участия в имуществе Общества. Все имущество от должников поступает в ПФ. Отказавшись от обладания договором вклада, клиент получает пай (долю участия) в имущественном фонде (ПФ) Общества. Только так, все, вместе став инвесторами своего Общества, мы получим равные права на участие в стоимости всего его имущества соразмерно величинам своих паев.

Вкладчики, которые не станут этого делать, пожелав остаться кредиторами «Оберега», могут судиться со своим уже не родным Обществом сколь угодно долго. Наши юристы и нанятые уже нами адвокаты будут судиться с такими процентоманами. Это будет длиться столь долго, сколько потребуют интересы Общества и его пайщиков-инвесторов.

Преобразовать вклады в паи уместнее всего на дату окончания финансового и календарного года. На 00 часов 00 минут 1 января 2009 года необходимо пересчитать все обязательства Общества перед своими вкладчиками. Исчислить все причитающиеся им капитализированные, текущие, штрафные, прочие компенсационные проценты, которые предусмотрены Обществом за неисполнение своих обязательств по погашению вкладов в срок. Вывести строгие суммы итога по каждому члену Общества, в том числе с учетом прежних изменений стоимости паев всякого. Зафиксировать суммы и зачесть их как паи в ПФ. В Новом году — не должно остаться никаких вкладчиков.

Только прекращение начислений процентов позволит остановить неуемно растущую сумму долгов Общества перед своими клиентами-вкладчиками. Проценты на заемщиков — продолжатся начисляться.

С этого момента времени все члены становятся обладателями одинаковых условных рублей Общества — У. Р., но с разным их количеством. Все активы Общества начнут продаваться на внутреннем рынке самого Общества за эти самые у. р.(р. у.)!

Равенство возможностей

Имея понятное количество у. р. в распоряжении каждым, всякий пайщик сможет приобрести от Общества соразмерную часть его активов, в том числе и право взыскания с конкретного должника. Известно, что заемщик — заемщику рознь. Один уже выдохся полностью и предстоит от него забирать, например, автомобиль, который он вполне возможно изъездил до смерти. А у другого — сохранились доходы в личном бизнесе, может даже и выросли. Вполне вероятно, что у него и залог более богатый и ликвидный. Рубль долга первого и такой же - у второго имеют разную цену.

Различны и возможности каждого из наших пайщиков по воздействию на подобных лиц. Долг первого мы назовем «Лот №1», а задолженность другого «Лот №2». Каждому из лотов установим стартовую цену и, пожалуйста, господа пайщики — за свои р. у. покупайте! Приобретет тот, кто больше даст. Чем выше будет цена, тем выгоднее это Обществу и каждому его соинвестору!

Если не продастся, возможно, станем цену постепенно снижать, пока не купится кем-то. Тогда, наверное, следует пригласить покупателей и с улицы, но за их «живые рубли». Не пожелает приобрести никто — Общество само продолжит этим должником заниматься. Наконец, или взыщем, или спишем в убыток, но это — как крайность.

Таким же образом продадим и реальное имущество, которое нам передают заемщики. Осмотрите, пощупайте, проверьте все — и торгуйтесь. Приобретайте помещения в личную собственность, или с кем-то в долях. Эксплуатируйте его дальше сами как сумеете.

Каждый из пайщиков сам и только сам решит — расставаться ему с р. у. или подождать, пока кризис не прекратится, и он сумеет получить настоящие российские рубли. А может к тому времени таких уже и не будет? Вдруг появятся новые, например, русско-беларусские. Вдруг окажется, что за новую валюту можно купить уже не столько и не то? Может статься, что оказаться совладельцем натурального имущества, оставшегося в распоряжении «Оберега» будет более выгодным, чем покупать то, что к тому времени предложит рынок. Пай в общем долевом имуществе, которое еще и постоянно работает под управлением спецов, — это все же реальный капитал.

Рубли и р. у.

Переход на расчеты в у. р. вовсе не означает, что в кассу Общества совсем прекратятся поступать российские рубли, они понемногу есть и сегодня. Но посудите сами. Условно, утром руководству докладывают, что есть, к примеру, 10 000  рублей. Два вкладчика крайне настойчиво требуют выдать им по 5 000. У одного - беда, и у другого — не меньше. А юристы сообщают, что нужны 7 500  рублей для регистрации права собственности на объект недвижимости ценой в 1 000 000 (Один миллион) рублей, переданный должником. Регистрационная палата с юридического лица берет всегда по 7 500  руб. вне зависимости от стоимости недвижимости. В чью пользу потратить деньги? По-моему — на приобретение прав для всех пайщиков. Но придется при этом ущемить, обидеть даже, отдельных из них. А вы как считаете правильным поступать?

А вдруг заемщик вернет целый миллион или кто-то ту же недвижимость за столько живых рублей согласится и купит? Что с такими суммами в кассе делать? Разрешенный способ траты единственный — выкупать паи своих инвесторов. На кон ставятся очередные: «Лот №1», «Лот №2», … «Лот №_№_». В каждом — суммы российских рублей в количестве: 1 000, 5 000, 10 000, и т. д. Продаются за р. у. паев и только!

Вот тут-то и выяснится, кто в каком бедственном положении реально находится. Действительно ли пайщик так немощен, что готов буквально спать у кассы Общества, пока ему не выдадут ту же тысячу рублей. Или может ему самому это лишь мнится? Согласится ли он купить 1  рубль за 1р. у. и столько-то у. коп.?

Так победим!

Я другого способа выжить нашему Обществу не вижу. Предлагаю обладателям иного мнения — его высказать. Учтем любое полезное.

На следующем скором внеочередном заседании Совета Общества поставлю такое предложение на голосование. Прошу сообщить ваше мнение всем на форуме нашего сайта: http://www.obereg.perm.ru. Пусть члены Совета, прежде чем голосовать, учтут взгляды всех и каждого.

Только пользователей таким методом: «Обереженных» — Бог сбережет!»

Александр Мохов

Свежий номер

В США рухнула финансовая пирамида Века
Основатель и бывший председатель фондовой биржи Nasdag Stock Market, Бернард Мэдофф обвиняется в создании «пирамиды», принесшей убытки в размере $50 млрд.

Россия теряет рубль, но….. Имеет хорошие шансы на прорыв!
Эксперты уверены-вытащить страну из кризиса может только проект-локомотив.

КООПЕРАТИВЫ ПЕРМИ — ЕСТЬ БУДУЩЕЕ?
Многие кредитные союзы Перми на грани банкротства, но делает «хорошую мину при плохой игре»!

ПЕРВЫЕ ШАГИ
Новое Правление потребительского общества «КПО «Оберегъ»задействует все ресурсы для вывода Общества из кризисной ситуации.
Опрос
Затронул ли лично Вас финансовый кризис?
— Да
— Нет
— Не знаю

Результаты голосования

Архив голосований

© 2007 All contents copyright
All rights reserved
Все права защищены
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.